суббота, 31 мая 2014 г.

Интервью с авторами проекта

Некоторое время назад мы выкладывали занятное интервью с авторами проекта.
Пожалуй, меня не ударят канделябром, если я опубликую его заодно и здесь. =)
Вот текст интервью:
В сети упорно ходили слухи, что проект «Ролевик» закрыт. Что вы можете сказать по этому поводу?

Ник Во: Это миф. Проект никогда не закрывался, он не закрыт сейчас, и закрываться мы не планируем. Слухи были связаны с тем, что издательство «Эксмо» неожиданно свернуло одноимённую книжную серию, и только. Здесь необходимо пояснить, что мы никогда не были именно проектом «Эксмо» – «Ролевик» это классический веб-проект, объединение людей с общими интересами на добровольных началах.
Издание книг это, конечно, хорошо, но это не основная цель нашего проекта.

Лифантьева Е.: «Ролевик» как сетевой проект родился из идеи «Что будет, если в роли «попаданца» окажется не абы кто, а ролевик, приблизительно изучивший мир, в который переносится?». Эта идея долго обсуждалась на «Самиздате», на ее основе написано немало книг, в том числе и не входящих в список изданного «Эксмо» в рамках той самой книжной серии. Как пример можно привести романы о снежном эльфе Алексея Глушановского. Алексей использовал ту часть идеи проекта, которая касается истории борьбы Порядка и Хаоса. Изданная «Эксмо» часть серии также создавалась на тех идеях, которые прописывались в виртуале, когда ни о каких публикациях и речи не шло. Сетевой проект как существовал, так и продолжает существовать. Придуманная авторами система миров живет, развивается, обрастает новыми деталями и рождает новые идеи.
Тогда какую цель вы можете назвать для «Ролевика» главной?

Ник Во: Для меня это самосовершенствование. «Ролевик» основывается в первую очередь на командной работе, что позволяет улучшить писательские навыки через общение с другими членами.

Дмитрий Чернояр: Сначала я рассматривал написание «Сталкера» как пробу сил, потом как-то незаметно втянулся. Генерация и обкатка идей, предложений, теорий и гипотез, просчёт самых сумасшедших вероятностей и проектов – командная игра даёт много бонусов. =)
Ольга Хорхой: Для меня проект «Ролевик» – это возможность сформулировать свои идеи в удобном для восприятия фантастическом антураже. Современное фэнтези я воспринимаю как попытку обойти ограничения строгой НФ, создавать модели, которые классическая фантастика не пропускает из-за кажущейся «антинаучности».
Ким Сенхван: Честно? Меня позвали, я пришёл. ) А там просто втянулся и всё...
Лифантьева Е.: Сейчас для меня «Орк» – возможность время от времени погружаться в иную, комфортную для меня реальность.
Ариадна К.: Я пришла в Проект, когда там было засилье мрачности и серьёзности, решив добавить нотку юмора и мягкости. А потом, когда серьёзность сдулась, поняла, что прекрасная возможность поработать в команде. Причём в команде не типа муравейника, когда один что-то придумывает, а другие это тупо выполняют... нет, тут команда ярких индивидуальностей, просто от общения с которыми меня охватывает восторг.
Люди нигде так не открываются, как в творчестве, и узнать другого человека, не обращая внимания на рамки общественных устоев... Это дорого стоит.
Чем, по вашему мнению, нынешний «Ролевик» отличается от того, который издавало «Эксмо»?

Ник Во: Думаю, изменилась сама атмосфера внутри проекта. Прежде, когда костяк «Ролевика» составляли регулярно издающиеся авторы, на первом месте для них стояла карьера, и это понятно. Нынешний костяк составляют талантливые энтузиасты, готовые отдавать проекту гораздо больше времени и сил.
Хотя на первый взгляд всё кажется весьма просто, рутинные дела, касающиеся поддержки проекта, могут быть очень «прожорливыми».

Ольга Хорхой: Думаю, предыдущей волне была более свойственна соревновательность, в то время как нынешней – коллективизм. Когда ориентируешься на массовку – то сложно написать что-либо нетривиальное. Большинство читателей фэнтези любят устоявшиеся сюжеты, героев, антураж. Разница разве что в топонимах и именах. А в нынешнем «Ролевике» можно развернуться – пишешь только для себя и тех, кому интересно новенькое.
Лифантьева Е.: Да, именно так. В конце концов межавторский проект стал тем, чем должен быть: коллективом помогающих друг другу авторов, которым интересно вместе сочинить альтернативное Мироздание, а не случайным сборищем индивидуальностей, мало способных к общим действиям.
Ариадна К.: Людьми. В первой волне были авторы-одиночки, изредка пересекающиеся и вольно-невольно тянущие одеяло на себя. Да я и сама такой была, что греха таить. Но после первого большого совместного квеста поняла, что одной, конечно, хорошо...
Но в компании единомышленников всё-таки круче. Мы пишем и вдохновляем друг друга, а не пытаемся как-то задавить... Конечно, скорость написания от этого падает, но качество – растёт.
Сайт проекта (rolewik.ru) уже достаточно давно не обновлялся. С чем это связано?

Ник Во: К сожалению, мы больше не можем, да и не видим необходимости поддерживать этот сайт. В ближайшее время мы попытаемся официально его закрыть. Возможно, взамен будет открыт более лёгкий блог на одном из общественных сервисов.
На данный момент актуальную информацию можно найти на странице проекта здесь: samlib.ru/r/rolewik.

В чем вы видите для себя привлекательность фэнтези?

Ким Сенхван: Я вообще стараюсь писать не фэнтези, а фантастику. Хотя немного и сместился в эту сторону.

Ник Во: Хотя «Ролевик» обычно ассоциируется с фэнтези, это не совсем верно. У нас также есть и фантастические произведения, в том числе граничащие с НФ. Формат проекта позволяет писать в абсолютно любом жанре.
Лифантьева Е.: Фэнтези дает безграничные возможности для социального моделирования. Мы все знаем, как шла история на Земле. Точнее, считаем, что знаем. Достаточно всерьез заняться историей стран, далеких от Европы, возникает ощущение, что она какая-то «неправильная». А если исходные условия жизни разумных отличаются от земных сильнее, чем жизнь британца от жизни китайца? Какими будут эти разумные? Как пойдет их история? Интересно же!
Ариадна К.: Для меня фэнтези, фантастика, реализм – всё едино. Жанр – просто декорации, в которых происходит история, в которых разворачивается идея. Но да, законы фэнтези как-то привычнее, и можно использовать уже существующие архетипы без длинных объяснений о том, откуда они взялись.
А в чем вы видите принципиальное отличие фэнтези от нф?

Дмитрий Чернояр: Возможность перешагнуть через рамки жёсткой НФ, ограниченной людским сознанием. Опиши жителя цивилизации, достигшей уровня кларктеха, блуждающего по пустынной планете и использующего без подробных схем и объяснении весь доступный арсенал средств – сторонний наблюдатель увидит лишь магию.
Фэнтези – попытка перешагнуть границу, показать то, до чего, возможно, человечество дотянется в очень далёком будущем; попытка понять иные законы мира, принципы их действия, взаимодействия с тем, что нам уже известно. Список большой.

Ник Во: «Достаточно развитая технология неотличима от магии».
Лифантьева Е.: Традиционно считается, что НФ – приключение мысли, мысленный эксперимент, а фэнтези – приключенческая литература действия. Однако сегодня все смешалось. По этому параметру многие романы нынешней волны «Ролевика» – НФ.
Ариадна К.: И в НФ, и в фэнтези можно подробно объяснять устройство мира... или не объяснять. И там, и там можно описывать небывалые, поражающие воображения вещи... или не описывать. Разница только в том, что НФ основывается на данных современной науки, а фэнтези – на древней магии.
«Я пришел на страничку вашего проекта. Но у вас тут одни начала и ни одного окончания. Как читать, если знаешь, что автор забросил текст?»

Ник Во: Все произведения в категории «Пишущиеся» – пишутся. Заброшенные перемещаются в категорию выбывших из проекта. Так что продолжение того, что вы начали читать, рано или поздно обязательно будет, нужно только подождать… Или как следует попросить автора.
Что касается изданных произведений, то там большая часть текста, как правило, удалена по требованию издательства. Книги в печатном виде можно купить в интернет-магазинах. Кроме того, мы вам этого не говорили, но в интернете можно найти всё, что угодно, используя Google. Однако лучше просто написать автору на электронную почту и вежливо попросить.

Дмитрий Чернояр: Если продолжения долго нет, но автор в колонке пишущих, идём к нему на страничку и оставляем комментарий. Авторы контрактами не связаны, так что пишут тогда, когда есть настроение, желание и силы, что, не в последнюю очередь подпитывается читательским фидбэком.
Лифантьева Е.: Права на изданные в «Эксмо» романы на три года передавались издательству, то есть автор не имел права размещать эти тексты в сети. Мы – люди законопослушные, большинство оставило на «Самиздате» только черновики и «демонстрашки» – начала изданных романов. Правда, пираты растащили эти куски по сотне сайтов, да и с «Литреса», где издательством были размещены готовые отредактированные тексты, много куда расползлось. Срок договора заканчивается. Так что постепенно авторы изданных вещей, если имеют желание, восстанавливают их на «Самиздате». Часть романов продолжает писаться. Часть авторов бросили свои проекты… жаль, конечно. Но их идеи используются в других книгах.
Ариадна К.: Каждая книга – начало. Как паутина, начало от одного угла, собирается всё в центре. Но да, с окончаниями плохо. Из неизданных закончен только «Маг-артефактор», который сейчас на редактуре. «Плутовка» и «Адепт» – только первый том, будет и второй. Но ничто не мешает вам подбодрить автора, чтобы он написал продолжение.
Возможно ли, что книги проекта снова увидят свет в печатном виде?

Ник Во: О централизованном издании речи пока не идёт, но не исключено, что мы попытаемся обговорить это либо с «Эксмо», либо с другим издательством.
На данном этапе это не основная задача. В первую очередь мы – веб-проект.

Ольга Хорхой: Я вообще против бумажных изданий. Деревья жалко. Да и сколько человек купит книгу? Десять, двадцать, сто? Остальное уйдет в распродажу «все по 20» или вообще в макулатуру. А в сети текст прочтут тысячи человек.
Лифантьева Е.: В этом мире возможно все. Хотя, думаю, какая-то «официальность», коммерческое использование текстов проекта, возможно скорее в сети, когда электронные издательства наберут силу. Преимущество «бумажной» книги перед сетевым текстом в том, что в издательстве над этим текстом работает не только автор, но и редактор, корректор, текст «доводится» до определенного уровня. А сеть и есть сеть, тут автор один на один с читателем. Впрочем, именно система взаимопомощи, которая потихоньку вырастает вокруг проекта «Ролевик», может поднять тексты проекта по уровню «доводки» до «бумажно-издательской» планки.
Ариадна К.: Издательства, как и прочие посредники, уходят в прошлое с появлением интернета. Сейчас для автора это просто как возможность изменения статуса, не просто графоман, пишущий для себя и друзяшек, а настоящий, издатый писатель!.. Деньги... ну, мы не на том языке пишем, чтоб за это хорошие деньги получать.
Так что издательство это а) изменение статуса; б) реклама. Конечно, нам бы этого хотелось, но... минусы превышают. Сроки, редактура, «это не пойдёт в печать!», неизбежная популяризация... Так что лучше мы попробуем другие методы достижения этих целей.
Добиваетесь ли вы популярности, что вы вообще для этого делаете?

Ольга Хорхой: Я? Абсолютно ничего.
На самом деле, важна не сама популярность, а то, насколько тебя понимают. Лучше несколько десятков единомышленников, чем тысячи рыбьих глаз вокруг.

Ник Во: Разумеется, мне хочется быть популярным. Но популярность часто граничит с так называемой попсой. Вот этого хотелось бы избежать.
Ким Сенхван: Я просто пишу, как могу. Ни о какой популярности речи вообще не идет.
Лифантьева Е.: Для меня популярность – не самоцель, а возможность быть услышанной большим количеством людей. По статистическим законам, среди миллиона знающих о твоем существовании читателей, найдется гораздо больше людей, тебя понимающих, чем среди пяти тысяч. Так что речь, наверное, не о популярности, а об известности. Над этим пытаюсь работать.
Ариадна К.: Мне бы хотелось, чтобы наш проект читал широкий круг читателей, потому что многие могут найти себе произведение по душе... а потом на волне интереса зайти к в соседнее произведение – и найти что-то новенькое. Для этого мы сделали викию, группу вконтакте, но всем этим нужно заниматься постоянно и упорно. Писательство, однако, само по себе сжирает массу сил и времени. Наверное, нам нужен отдельный маркетолог, но кто пойдёт к нам на бесплатных началах?..
Теоретически, если писатель придет с уже готовым произведением, подходящим для включения в каркас, то он может быть принят в проект?

Ариадна К.: Зависит, конечно, от качества текста. Не важно, написано всё целиком или только затравочный кусок, но откровенное дерьмо и неадекватного автора в наш уютный кружок принимать как-то не хочется.
Но прецедент уже был. «Алхимик». Великолепный текст, подходит проекту... Правда, пришлось вносить правки, но это часто неизбежно.

Есть ли какие-либо критерии для отбора новых героев в проект? Или все зависит только от писателя, который представляет этого героя?

Ариадна К.: Всё зависит от писателя и того, что он написал. От автора требуется упорство, коммуникабельность, желание работать самостоятельно и в команде. Если человек не уверен, что продержится хотя бы полгода, то лучше и не начинать.
От героя требуется быть индивидуальностью и не страдать мэрисьюшностью.

Вселенная «Ролевик» состоит из множества миров? У каждого героя свои мир или в одном мире могут «родиться» несколько героев? Мир Тумана какой-то особенный?

Ариадна К.: Из множества. В один мир могут попасть множество героев, но это должно быть обосновано. Мир Тумана – особенный.

Очередность чтения играет роль?

Ариадна К.: Не особенно. Каждая ветвь – вполне самостоятельное произведение. Но планируется вывести общепроектную хронологию, просто для галочки.

Комментариев нет:

Отправить комментарий